23 декабря 2019 год

Игорь Буртов: Анализ судебных споров на выборах 8 сентября 2019 года

Игорь Буртов: Анализ судебных споров на выборах 8 сентября 2019 года

Игорь Анатольевич БУРТОВ –
секретарь Избирательной комиссии Свердловской области

В единый день голосования 8 сентября 2019 года на территории Свердловской области состоялись выборы трех уровней: дополнительные выборы депутата Государственной Думы по одномандатному избирательному округу Свердловская область – Серовский одномандатный избирательный округ № 174, дополнительные выборы депутата Законодательного Собрания Свердловской области по Орджоникидзевскому одномандатному избирательному округу № 11 и 7 избирательных кампаний по выборам в органы местного самоуправления.

По всем видам выборов в целом имели место 5 судебных споров, из которых 2 – по дополнительным выборам депутата Государственной Думы и 3 – по выборам депутатов представительных органов муниципальных образований.

Безусловно, это немного, что объясняется малочисленностью местных избирательных кампаний и тем, что федеральные и региональные выборы были дополнительными, а не основными. В пользу данного аргумента говорит и тот факт, что на выборах «основного» депутатского корпуса Госдумы и Законодательного Собрания региона в 2016 году мы имели в общей сложности 19 судебных споров, на выборах в органы местного самоуправления в 2016 г. – 16, а в 2017 г. – только до дня голосования состоялось 69 судебных процессов.

Тематика двух из трех судебных споров по местным выборам в Единый день голосования 8 сентября 2019 года была традиционной: обжалование решений окружных избирательных комиссий об отказе кандидатам в регистрации в связи с недостаточным количеством достоверных подписей избирателей, представленных для регистрации. В обоих случаях административными истцами выступили кандидаты, выдвинутые одной из политических партий. И в обоих случаях комиссии доказали, что принятые ими решения являются законными, а оценка подписей избирателей – верной. Полагаем, что кандидаты по итогам заседаний судов первой инстанции все же согласились с выводами комиссий и судов, потому что апелляционных жалоб ими подано не было. Третий суд завершился отменой регистрации одного из кандидатов, поскольку он, выдвинувшись от одной политической партии, не прекратил в установленном порядке членство в другой партии.

Игорь Буртов: «Процессы, основанные на партийной принадлежности кандидатов для Свердловской области не новы, хотя и не являются постоянными спутниками избирательных кампаний. При этом избирательные комиссии являются заложниками подобных ситуаций, поскольку не имеют возможности вмешиваться во внутрипартийную работу по учету кадров».

Теперь что касается судов по дополнительным выборам депутата Государственной Думы по Серовскому одномандатному избирательному округу № 174. Как уже говорилось, состоялось 2 судебных спора.

В первом случае гражданин, выдвинутый кандидатом в депутаты Государственной Думы от одной из политических партий, обратился в суд с требованием признать незаконным и отменить постановление Избирательной комиссии Свердловской области об отказе в его регистрации по причине отсутствия у него пассивного избирательного права. Существо вопроса заключалось в следующем. Кандидат представил в Комиссию документы для выдвижения и регистрации, в заявлении о согласии баллотироваться указал: имелась судимость по ч. 3 ст. 159 УК РФ «Мошенничество», снята 27.05.2019. Данная информация подтверждалась материалами проверки, в ходе которой было установлено, что кандидат действительно был осужден по данной статье к лишению свободы сроком на два года условно и в день вынесения приговора освобожден от назначенного наказания на основании постановления Государственной Думы об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 годов (т.е. в этот же день он был амнистирован).

При этом согласно избирательному законодательству «не имеет права быть избранным депутатом Государственной Думы гражданин России, осужденный к лишению свободы за совершение тяжкого преступления, судимость которого снята или погашена, – до истечения десяти лет со дня снятия или погашения судимости».

Игорь Буртов: «Таким образом, Комиссия пришла к выводу, что, с учетом срока снятия судимости, кандидат не имеет права быть избранным депутатом Госдумы на дополнительных выборах, назначенных на 8 сентября 2019 года, а отсутствие пассивного избирательного права явилось основанием для отказа ему в регистрации и принятия Комиссией обжалуемого постановления».

Кандидат же, полагая, что снятие с него судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью, направил в суд административное исковое заявление с требованием отменить принятое постановление.

Комиссия, в свою очередь, исходила из того, что снятие судимости аннулирует все связанные с судимостью правовые последствия, предусмотренные Уголовным кодексом РФ, а понятие «судимости» в избирательном законодательстве не совпадает с понятием в уголовном законодательстве. Поскольку сам факт осуждения как отрицательная оценка действий гражданина государством на момент вынесения обвинительного приговора – это критерий, влияющий на оценку избирателями репутации кандидата на выборную должность. Такая позиция Комиссии была основана, в том числе, на судебных актах Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ.

Кандидат также пытался доказать суду, что фактически к нему не было применено уголовное наказание в виде лишения свободы путем помещения его в соответствующие исправительные учреждения, но и данный его довод фактически был признан судом ошибочным, по причине того, что тот же Конституционный Суд РФ в одном из своих постановлений указал, что при разрешении вопроса об ограничении пассивного избирательного права гражданина не имеет значения отбывалось ли наказание, связанное с лишением свободы в местах лишения свободы, или оно было условным.

Игорь Буртов: «Позиция Комиссии по данному делу изначально нашла поддержку в Свердловском областном суде, а впоследствии – в Верховном Суде РФ при рассмотрении апелляционной жалобы кандидата».

Поводом для второго судебного процесса на дополнительных выборах депутата Государственной Думы стало административное исковое заявление кандидата, который обратился в суд за отменой регистрации другого кандидата по причине несоблюдения, по мнению истца, последним требований закона о необходимости к моменту регистрации осуществить отчуждение иностранных финансовых инструментов.

Здесь нужно сказать, что кандидатом, регистрация которого обжаловалась, были представлены в Комиссию все необходимые для регистрации документы, в том числе письменное уведомление о том, что он не имеет счетов (вкладов), не хранит наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, не владеет и (или) не пользуется иностранными финансовыми инструментами.

Комиссия зарегистрировала кандидата, а впоследствии получила результаты проверки сведений о доходах и имуществе этого кандидата, из которых следовало, что было выявлено наличие у него ценной бумаги, размещенной посредством одного из российских банков (брокера) в иностранном банке.

Полученные от кандидата пояснения сводились к тому, что к моменту подачи документов на регистрацию им уже были отчуждены все иностранные финансовые инструменты, размещенные в кредитных организациях. Доказательств обратного у Комиссии не было, тем не менее, согласно закону, выявленные факты недостоверности нашли отражение в информационном плакате о кандидатах в депутаты Государственной Думы.

Свердловский областной суд в удовлетворении требований отказал, административный истец, подав апелляционную жалобу, впоследствии её отозвал. Подобный судебный спор также стал новеллой в судебной практике Комиссии, однако говорить о каком-то значительном опыте, полученном по итогам этого процесса в контексте его значимости для широкой аудитории вряд ли возможно, поскольку дело, по существу, сводится к частным деталям оформления документов одного кандидата.

Игорь Буртов: «Сложность подобных судебных процессов в том, что комиссии не обладают необходимыми познаниями в сфере совершения брокерских сделок по отчуждению иностранных финансовых инструментов. Поэтому опыт по работе с такими документами кандидатов нам, вероятно, еще предстоит накопить».

Отметим также, что результаты выборов 8 сентября 2019 года не обжалованы.

Какие выводы нами были сделаны по итогам кампании.

  • Первое: по-прежнему актуальными остаются судебные процессы, основанные на разногласиях кандидатов и комиссий в оценке подписей избирателей. Не исключено, что какие-то шаги в этом направлении будут сделаны после принятия некоторых поправок в законодательство.
  • Второе: впервые за долгое время избирательная кампания в регионе обошлась без судов, связанных с фактами сокрытия кандидатами судимости, о которой комиссиям становится известно после представления кандидатами документов на выдвижение, а иногда и после их регистрации. Сохранится ли эта тенденция на последующих выборах – покажет время.
  • Третье: заслуживает отдельного упоминания и изучения вопрос «разночтения» подходов уголовного и избирательного законодательства в оценке имевшейся у кандидата судимости и аннулирования её правовых последствий. Не исключено, что всё это требует проработки и уточнения в действующем законодательстве. И надеемся, что когда-нибудь это будет сделано.